Новости

«ПЫЛ ЗАХВАТЧИКОВ БЫЛ ОХЛАЖДЁН»

В начале 2000г. кондитерская фабрика «Коммунарка» стала первым в стране предприятием, где была введена «золотая акция» на 5 лет. По словам гендиректора «Коммунарки» Нины Атамановой, «за это время мы никак не ощутили воздействия «золотой акции» на деятельность фабрики, она нам абсолютно не мешала». Но, вспоминает председатель наблюдательного совета предприятия Николай Галицын, «пыл захватчиков был охлажден».

Обозревателю «БелГазеты» Марине Гуляевой Николай ГАЛИЦЫН рассказал, как пытались купить «Коммунарку» в конце 90-х, кто, по его мнению, на самом деле должен искать инвесторов и почему одномоментно нельзя отменять введенный в 1998г. президентским декретом N3 мораторий на продажу акций, приобретенных в ходе чековой приватизации.

- В 1997г. объявилась некая кипрская фирма, которая через белорусскую компанию скупала акции «Коммунарки». Все это проходило незаконно, потому что не было ни регистрации сделок, ничего - они просто ходили по квартирам, подписывали договора и платили деньги. По закону инвестор должен был объявиться официально: я, такой-то, хочу купить акции по такой-то цене. Но мы до сих пор не знаем, кто это! Будто бы кипрская компания, но когда мы обращаемся на Кипр, то получаем ответ, что такой фирмы не существует. А представьте, как это было тогда: какая-то фирма скупает акции, и ты не знаешь, кто это. Понятно, что работать в такой ситуации, мягко говоря, неуютно, и, конечно, «золотая акция» нас защитила. А эти «инвесторы», видимо, были уверены: мол, мы сейчас все тихонько купим и станем хозяевами «Коммунарки».

Конечно, никто не предполагал, что так произойдет. В 1993г., с началом приватизации, первой в ее волну попала именно пищевая промышленность, потому что по сравнению с остальными отраслями она была в самом «заняпадзе». Во времена СССР конфеты пользовались спросом, но после его распада народ не знал, на что хлеба и колбасы купить, какие уж там конфеты… На фабрике все стояло, линии не работали! Государство решило снять с себя этот груз и отдало пищевые предприятия на приватизацию. Все помнят эти времена льготной чековой приватизации, в которой участвовало огромное количество работников самых разных заводов и фабрик - на крупнейших кондитерских фабриках страны работало по тысяче человек и более! И тогда в процессе приватизации 97% акций «Коммунарки» было куплено трудовым коллективом. Казалось, что теперь коллектив как владелец предприятия будет заботиться о фабрике, поскольку это теперь наше, свое! И никому это «свое» не отдаст, будет беречь, чтобы потом передать детям. А получилось все совсем по-другому: когда появились эти «инвесторы», люди стали продавать свои акции.

- Фактор владения собственностью не сработал?

- Я думаю, что все дело было в деньгах. Это сейчас люди стали более или менее нормально жить, а тогда, в 1997г., у нас же ничего не было. Вспомните, какие были зарплаты! Словом, кипрская компания приобрела 7,65% акций, успела их зарегистрировать до введения моратория на продажу акций и до сих пор является владельцем этого пакета. Кроме того, у нее есть еще какие-то акции, которые она не успела зарегистрировать, но каков объем этого пакета, неизвестно. По некоторым оценкам, он такой же, как и официальный пакет. А в 1998г. был введен мораторий на продажу акций, и с тех пор все замерло.

- Как фабрика ощутила на себе «золотую акцию»?

- Положительно сыграл сам факт ее введения: та компания уже пыталась провести своих людей в менеджмент фабрики, и право вето в интересах государства, которым наделена «золотая акция», сыграло свою роль. Но важно было и то, что коллектив 80% голосов отдал за кандидатуру, предложенную государством. Потом «Коммунарка» продолжила нормально работать, и за 5 лет мы ни разу не почувствовали влияния «золотой акции». В принципе, у государства так много экономических рычагов влияния, что «золотая акция» не очень и важна.

- Значит, вы согласитесь с распространенным мнением, что, учитывая количество инструментов воздействия на предприятие, отмену «золотой акции» не стоит оценивать как знаковое событие?

- В конце 90-х, когда еще не было четко прописанного законодательства по приватизации, «золотая акция» имела значение. Кроме того, вспомните, что творилось тогда в России: чтобы остановить приток недобросовестных инвесторов, государство в отсутствие других рычагов и ввело «золотую акцию». Это сегодня их миллион, за прошедшие годы так все отработано, столько всего появилось и даже лишнего, что смысла в «золотой акции» нет. Но свою положительную роль, во всяком случае на «Коммунарке», «золотая акция» сыграла.

А на интересе инвесторов к предприятию «золотая акция» не сказалась - пришла же к нам американская компания «МОЛ Корпорейшн» (ей принадлежит около 9% «Коммунарки». - М.Г.). Но она же пришла открыто, все было сделано по закону! Более того, мы получили социально ориентированного инвестора: благодаря его инициативам, фабрика постоянно заботится о своих ветеранах труда, они получают ежеквартальные денежные выплаты, не говоря уже о подарках ко всем праздникам.

- Вы сказали о существующих рычагах воздействия государства на предприятие. Можете перечислить главные?

- Не могу. Их бесконечно много - ценообразование, налоги, санкции… Но знаете, о чем я часто думаю? Каждое утро больше тысячи человек идут на работу на фабрику. Каждый знает, что он должен делать, - это огромный механизм, в котором все работает. Есть министерство, ведомства, курирующие эту работу. И как бы там ни было, как бы кто-то ни относился к нынешней власти, но вся эта машина, весь этот механизм запущен и работает только благодаря ей.

- Тем не менее хотели бы вы каких-то последующих шагов по уменьшению влияния государства на частное предприятие, каким является «Коммунарка»?

- Это палка о двух концах. В нашей ситуации, когда мы постепенно от плановой экономики переходим к рыночной, необходимо сделать так, чтобы не инвесторы искали предприятия, а предприятия искали инвесторов. Предприятие должно решать, нужны ему средства для переоснащения, модернизации и т.д. Получается же так, что приходят какие-то богатые люди и смотрят, кого бы это купить.

Когда я еще работал в Минсельхозпроде, Госкомимущество постоянно запрашивало перечень предприятий, госпакет акций которых можно выставить на продажу. Тогда я написал письмо, суть его сводилась к следующему: какой руководитель предложит продать пакет своего предприятия? Понятно, что если придет новый владелец, то он поставит другого руководителя и вообще сменит всю команду. Может быть, в этом заинтересован действующий менеджмент предприятия? Нет!

Инвестора должно искать само предприятие! Разработать бизнес-план - не потому что его поручили, а потому что в этом есть реальная необходимость. И когда находится инвестор, с ним заключают договор на тех или иных условиях, которые устраивают это предприятие.

- Предприятие должно обладать правом самостоятельного принятия решения по привлечению и реализации инвестиционного проекта?

- Сегодня у нас есть принятый в марте 1998г. декрет президента N3 «О разгосударствлении и приватизации государственной собственности в Республике Беларусь». Пункт 1.12 декрета гласит, что доли в уставных фондах коммерческих организаций не могут быть отчуждены за исключением: отчуждения акций эмитентов, перечень которых ежегодно утверждается правительством по согласованию с президентом; дарения акций близким родственникам; перехода права собственности на эти доли акции в связи со смертью участника соответствующего юридического лица; отчуждения таких долей Республике Беларусь (ее административно-территориальным единицам), в т.ч. в связи с выездом участника соответствующего юридического лица на постоянное место жительства за пределы Республики Беларусь; отчуждения акций в уставных фондах юридических лиц этим юридическим лицам, в т.ч. для уменьшения их уставных фондов. И последний пункт декларирует: «Если иное не установлено главой государства».

28 апреля 2006г. подписан указ президента N277 «О некоторых вопросах регулирования рынка ценных бумаг», по которому решение вопросов о приобретении эмитентом акций собственного выпуска относится к исключительной компетенции общего собрания акционеров. Решение может быть принято в целях приобретения акций для последующей продажи либо безвозмездной передачи государству, последующего пропорционального распределения среди акционеров, а также, что очень важно, для «последующей продажи инвестору на условиях, предусмотренных бизнес-планом эмитента, прошедшим государственную комплексную экспертизу». Этот указ может считаться «предусмотренным иным главой государства», как заявлено в декретеN3? Пока в этих двух документах чиновники никак не могут разобраться.

- Представители официальных ведомств говорят о положительном эффекте отмены «золотой акции» для прихода иностранных инвесторов…

- Привлечение инвестиций должно быть пунктом стратегии предприятия: как, кого и на каких условиях. У нас же многие считают, что вот, мол, сейчас мы откроем ворота, и пусть приходят инвесторы и ковыряются у нас! Ну, нельзя же так! Есть предприятие, оно работает, и если ему не хватает денежных средств для решения каких-то вопросов, то оно само должно решать: то ли привлекать кредитные ресурсы, то ли привлекать инвестора, и это должно быть самым последним шагом.

Я согласен с тем, что с отменой «золотой акции» исчезнет устрашающий фактор, но нужно сделать так, чтобы приоритет в привлечении инвестора был отдан предприятию. На предприятиях-банкротах, когда все «лежит», и директор опустил руки, это одна ситуация. Но, если предприятие успешное, оно само должно выбирать, что и кто ей нужен. А то может получиться, как вышло у нас: появился неизвестно кто и начал хозяйничать. Это все равно, как посторонний человек откроет дверь своим ключом вашей квартиры, войдет и начнет жить. Нас от этого окончательного вторжения спасла «золотая акция».

Но сегодня осталась другая проблема - действует мораторий на продажу акций. Сегодня более трети акций находится в руках у людей, которым 70, 80, 90 лет. В 1994г. они покупали акции, в т.ч. потому, что знали: завтра они смогут их продать. Но с введением моратория этого права у них нет. А одному нужно за учебу детей заплатить, другому жилье поменять и т.д., но люди не могут это сделать.

С другой стороны, за эти десять с лишним лет в дирекции фабрики сменилось много людей, но ни один член дирекции фабрики не является акционером «Коммунарки». Вопрос не в том, чтобы владеть контрольным пакетом, а в том, чтобы член дирекции среди других акционеров чувствовал себя на равных, чтобы люди понимали: этот человек - наш единомышленник, он тоже заинтересован в успехе предприятия, потому как тоже собственник.

Управляемость предприятием была бы иной. Скажем, проводим мы собрание, один из обсуждаемых вопросов - утверждение годового баланса. Но подавляющее большинство акционеров просто ничего не понимает в этом. Совсем другое дело, когда в акционерном обществе два-три крупных акционера, они принимают стратегические решения. А когда, как у нас, практически весь пакет по нескольку акций принадлежит работающим и неработающим сотрудникам фабрики, когда у человека нет высшего образования, но он будет митинговать и настаивать на своем, - ну о чем можно говорить?!

Я слышал, что некоторые чиновники предлагают отменить мораторий одним махом. Видимо, для того, чтобы посмотреть, какой бардак будет твориться… Нельзя! Все-таки надо поэтапно и очень тщательно проанализировать этот шаг.

БелГазета




Вернуться в рубрику "Новости" |   Версия для печати
Вход для клиентов
Приложение для Android
Навигация
Архив новостей
2016
December
ПонВтСрЧетПятСубВоск
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 
Реклама
   

Каталоги предприятий
Внимание! Сайт www.b-info.by не является торговой интернет-площадкой и не оказывает услуги по размещению информации субъектам торговли.
Продажа товаров и услуг производится ТОЛЬКО В ОПТОВО-РОЗНИЧНОЙ СЕТИ ПРЕДПРИЯТИЙ.
Все права защищены © 2016 ОДО «Бизнес-информ»
правовая информация

Декоративная венецианская штукатурка Инфо-Портал: статьи о товарах и услугах, рекомендации профессионалов, отзывы покупателей, информацию о производителях, видеоролики. Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Деловой портал СНГ - Бизнес в России, СНГ и за рубежом