Новости

Точка бифуркации

Проводимая либерализация экономики не затрагивает сути командной системы (вмешательство государства в ценообразование) и не повышает конкурентоспособность белорусской экономики.

Но лидеры страны демонстрируют оптимизм: кризис якобы не у нас, а у них. Нам стоит лишь год продержаться, пока наши конкуренты за рубежом обанкротятся, а потом белорусы заполнят вакуум на мировом рынке своими товарами. Но этот оптимизм неоправдан.

 Экономика: ситуация может быть еще сложнее.

Беларусь оказалась в группе стран (Латвия, Венгрия, Украина, Исландия), для которых последствия глобального кризиса оказались наиболее значительными.

Казалось бы, такой вывод нельзя сделать, глядя на официальные статистические данные: ВВП в январе — феврале 2009 г. вырос в сопоставимых ценах на 2,3% по сравнению с январем — февралем 2008 г.

Оценка ВВП за январь сделана производственным методом, то есть с учетом значительного прироста складских запасов. По сравнению с январем 2008 года они увеличились на 33%. На склад дополнительно легло, по нашей оценке, еще 5-6% ВВП.

Но пока товар не реализован, заключенная в нем добавленная стоимость существует лишь потенциально. В условиях кризиса высока вероятность, что эта реализация не осуществится никогда. Но что бы там ни было впереди, можно с полным основанием утверждать, что реальная экономическая ситуация в январе 2009 г. эквивалентна снижению ВВП страны на 10-11%, а в январе — феврале — на 9-10%. Более того, ситуация усугубляется замораживанием оборотных средств из-за роста складских запасов.

Приведенные данные соответствуют данным падения ВВП в России в январе 2009 г. по отношению к январю 2008 г. (по сообщениям "Интерфакса" — 8,8%) и в Украине (официальные данные не опубликованы, но по сообщениям компетентных источников — до 20%).

Более глубокое падение ВВП в Беларуси пока еще сдерживается, во-первых, за счет полученных извне валютных ресурсов. За декабрь 2008-го — февраль 2009 гг. в страну поступило около 3 млрд. USD различных кредитов (в эту сумму входит и платеж за акции Белтрансгаза — 625 млн. USD).

Во-вторых, Национальный банк проводит мягкую кредитно-денежную политику, стараясь поддержать экономику кейнсианскими рецептами. В целом, кредитные вложения банков на начало 2009 г. в 1,55 раза превышали их величину на начало 2008 г. Ставка рефинансирования сейчас равна 14%, что ниже темпов инфляции в стране (только в январе — феврале инфляция составила, по официальным данным, 5,4%), ставки резервирования с начала декабря 2008 г. снижены. Только за счет сокращения резервов коммерческих банков (включая избыточные) кредитные вложения в экономику за январь 2009 г. увеличились на 1,5 трлн. BYR.

Итак, в период вхождения в кризис спад экономики сдерживался внешними кредитами, поступавшими со скоростью примерно 1 млрд. USD в месяц (декабрь — февраль) и ростом кредитов экономике (без учета подчистки неликвидов предприятий, усиления режима экономии ресурсов, "оптимизации" расписания общественного транспорта и прочих несущественных факторов). Внешние кредиты поступают по линии государственных заимствований.

Следует отметить, что внешняя поддержка белорусской экономики в IV квартале 2008 г. ослабла. Чистое внешнее заимствование (разница между кредитами полученными и возвращенными) коммерческих банков и предприятий составило за этот период минус 1,2 млрд. USD. Но этот отток валюты из страны был перекрыт ростом государственного долга (1,5 млрд. USD). То есть чистый рост долгов страны составил в IV квартале около 0,3 млрд. USD, что намного ниже чистого прироста долгов в IV квартале 2007 г. (3,2 млрд. USD).

 Те кредиты, которые осталось получить от МВФ и России (с учетом уже полученных в марте 0,5 млрд. USD из России), составят не более 2,5 млрд. USD. Из-за невыполнения обязательств по либерализации экономики и приватизации МВФ может остановить предоставление кредита. Так уже было в 90-х годах, когда Беларусь получила лишь первую часть стабилизационного займа.

О подписании новых соглашений о предоставлении кредитов пока не слышно. Валютный своп "рубль — юань" пока не есть заимствование. Это лишь изменяет структуру денежной массы в стране и позволяет Национальному банку "подпечатать" какое-то количество рублей и вбросить их в оборот без риска чрезмерной инфляции. Это увеличит ресурсы правительства за счет инфляционного налога. (Если "печатать" рубли без одновременного увеличения валютной составляющей денежной массы, это будет вызывать более высокий рост цен, чем это следует из монетарного уравнения. Потому что без роста промежуточного импорта невозможно соответствующее увеличение выпуска отечественных товаров.)

C другой стороны, Беларуси придется рассчитаться за "красивую" жизнь в 2006-2008 гг. за счет внешних кредитов. На погашение долгов необходимо , по оценке, около 4-5 млрд. USD. Кроме того, проценты и дивиденды инвесторам и кредиторам составят около 1 млрд. USD (0,95 млрд. USD — в 2008 г.). Придется сделать заимствования еще на 4-5 млрд. USD, чтобы погасить отрицательное сальдо внешней торговли в 2009 г. (в январе — феврале оно составило 1,1 млрд. USD, что превышает отрицательное сальдо прошлого года в 2,5 раза).

Итак, чтобы вернуть долги и покрыть дефицит торговли, сверх ожидаемых 2,5 млрд. USD необходим приток валюты в страну в размере около 7 млрд. USD (без учета необходимости покрывать потери доходов от возможного снижения физических объемов внешней торговли).

Если не удастся получить новые кредиты в размере 7 млрд. USD в текущем году, что весьма вероятно, то произойдут дальнейшая девальвация белорусского рубля и рост цен.

Ситуация усложняется ожиданием спада производства в 2009 г. и в других странах, в том числе в России (Минэкономразвития РФ уже объявило, что в I квартале спад российской экономики продолжился). Вообще, чем больше углубляется кризис, тем дальше эксперты отодвигают начало оживления мировой экономики. Ожидается, что это произойдет в 2010-2011 гг.

А пока, похоже, белорусам придется затягивать пояса еще туже.

Стратегии не работают.

Финансовые проблемы в белорусской экономике начали проявляться еще в конце 2005 г., когда затормозился рост цен на нефть на мировом рынке. В это же время закончился этап восстановительного роста. Отрицательное сальдо внешней торговли постепенно нарастало: со 183 млн. USD в 2001 г. до 2,9 млрд. в 2007 г. (5,8% ВВП). Износ активной части основных фондов превысил критический уровень. Возникла острая потребность в инвестициях. Но темпы роста инвестиций в производство начали снижаться, например, со 131% в 2006 г. до 115% в 2007 г.

Решение проблем было найдено в инновационном развитии за счет иностранных инвестиций. С 2006 г. правительство начало устанавливать предприятиям и банкам планы по привлечению иностранных инвестиций. С 2007 г. действует Программа инновационного развития до 2010 г., которая содержит перечень примерно 1.000 вновь создаваемых и модернизируемых предприятий. Предприятия разрабатывают инновационные проекты, определяют технологии, сроки реализации, объемы выпуска продукции и долю финансирования, а потом пытаются привлечь иностранного инвестора. Но привлеченные таким путем ПИИ были незначительными и составляли в общем объеме инвестиций в основные фонды 1-2%.

Правительство, вероятно, поняло, что зарубежный бизнес не станет финансировать развитие государственных предприятий. Поэтому еще до падения цен на нефть и начала глобального финансового кризиса была разработана и в июле 2008 г. утверждена программа акционирования и приватизации 519 предприятий в 2008-2010 гг., в том числе — 176 предприятий должны были быть приватизированы в 2008 г.

План акционирования почти всех предприятий в 2008 г. выполнен, но их приватизации практически не было. Президент и раньше сдерживал приватизацию, сильно усложнив ее процедуру и требования к инвесторам. Теперь, в условиях кризиса, он считает приватизацию неуместной. Стратегия инновационного развития предприятий на основе привлечения иностранных инвестиций приказала долго жить.

В начале 2009 г. была обещана другая стратегия развития — оживление экономики за счет ее либерализации. И действительно уже что-то сделано для упрощения документооборота. Но это малозначительные изменения, которые не затрагивают сути командной экономики. Реальная либерализация цен и защита частной собственности — то, с чего начинается рыночная экономика и что может поколебать командную экономику и, следовательно, основы политической системы, — не допускаются. Вспомним требование президента к девелоперам продать до конца марта коммерческие квартиры по ценам, близким к себестоимости.

Официальная идеология также несовместима с либерализацией (цен, зарплат, процентов). Это же конец распределительной справедливости, оплаты по труду, рост неравенства доходов, желание иметь шикарную машину, приличную одежду и прочие "мерзости", происходящие от духа потребительства.

Но следует еще раз напомнить, что свободные цены — это главное, с чего начинается либерализация и без чего нет эффективной рыночной экономики. Речь не идет при этом о снижении роли государства в управлении экономикой. Без него невозможно провести, например, трансформацию экономики или решить стратегические задачи ее развития.

Но в развитых странах или в тех, которые их догнали после второй мировой войны, органы власти в экономике не занимаются ценообразованием или доведением до предприятий прогнозных показателей. У них другие задачи, решение которых ведет к процветанию страны.

Помню, как один из белорусских парламентариев, посетивших небольшой литовский городок, спросил у главы местной администрации, какие у них в районе удои и урожаи. Но глава администрации не только не знал этих показателей, о чем сразу заявил, но и не скрывал удивления, что представителей власти соседней Беларуси вообще интересуют такие вопросы.

В общем, прилипла Беларусь, как муха к смоле, к советскому прошлому. В эту смолу влипли и все реформы. Процесс либерализации брошен на согласование самых различных ведомств. Естественно, что, к примеру, против ликвидации тарифной сетки выступает Министерство труда, даже если другие министерства "за".

Естественно, что контрольные органы против ликвидации лицензий на розничную торговлю, даже если Министерство экономики "за" и т. д. Кто ж будет добровольно лишать себя работы и куска хлеба? Если бы руководство страны действительно хотело либерализировать экономику, то, как это делается в других странах, пригласило бы команду либералов в правительство, а не поручало бюрократии самой себя высечь.

В общем, ни обещанной приватизации, ни, по большому счету, либерализации нет. Тогда какая стратегия взамен?

Год продержаться!

Правительство призывает не драматизировать ситуацию. Кризиса в Беларуси нет. Это лишь последствия кризиса в других странах, которые не в состоянии покупать белорусские товары. А потому единственная стратегия — просто переждать чужой кризис.

Более того, если наши предприятия выживут, то после кризиса они займут на мировом рынке место тех зарубежных предприятий, которые обанкротятся. А на время кризиса нужно найти ресурсы, чтобы поддержать отечественных производителей.

На заседании совета по трудовым и социальным вопросам 20 февраля 2009 года первый вице-премьер Владимир Семашко заявил, что правительство уже в первом полугодии выведет экономику страны на прежний ритм работы и обеспечит в 2009 году рост ВВП на уровне 108-109%.

Бодрое настроение правительства, видимо, подействовало и на президента. Выступая через несколько дней на Минском моторном заводе, А. Лукашенко заявил: "По работе моторного завода мы видим, что экономика начинает оживать. В частности, пошли заказы, в марте предприятия выходят на уровень прошлого года. Оживление экономики чувствуется и по деятельности других белорусских предприятий".

Он отметил также, что Минский моторный завод был бы одним из лучших заводов в мире, если бы его не притормозил мировой финансово-экономический кризис.

Естественно, из такого видения тенденций развития и такой высокой оценки белорусской промышленности и моторного завода в частности следует и выбор стратегии поведения в условиях кризиса: "Нам важно в этот период сохранить производство. В то время как вокруг опустили руки, особенно частники за рубежом в моторостроении, автомобилестроении, мы должны занять эти ниши на рынке. Выдержим этот год — и будет динамика у производственников нормальная: мы займем эти ниши и станем значительно богаче", — подчеркнул глава государства.

Увы, Васюки не станут столицей мира.

Ситуация в белорусской экономике нам представляется иной, чем руководству страны. И это можно видеть на примере моторного завода, который жил десятилетиями за счет совершенствования двигателя, разработанного еще в советское время. С тех пор технологии в моторостроении, как и в других отраслях капиталистических стран, ушли вперед. Попытки догнать их были безуспешными. В рамках союзных программ по дизелестроению удавалось достичь уровня западных стран лишь с опозданием в несколько лет и то не в серийном производстве. Провалились программы даже по созданию "союзного телевизора". Россияне стали переходить на использование зарубежных моторов (например, "Группа ГАЗ" еще в 2007 за 60 млн. EUR приобрела лицензию на производство дизелей по технологии одной из западных фирм). Китайцы начали производить более дешевые и более качественные грузовики тоже с использованием моторов западных фирм.

Все это сказалось на конкурентоспособности белорусской техники на зарубежных рынках, включая Россию. Уже в первом полугодии 2008 г. экспорт белорусских моторов сократился на 2%, а грузовиков — на 5%. В июле — августе снижение экспорта моторов стало еще более заметным. Например, в июле он был на 12,7% ниже, чем в июне. И это, заметим, происходило еще до влияния глобального кризиса на Беларусь и Россию.

Потеря конкурентоспособности в первом полугодии 2008 г. проявилась и по некоторым другим товарам белорусского производства, экспорт которых тоже снизился за этот период (например, комплексные нити, фанера, ДСП, волокна и нити синтетические, ткани, трубы, лифты, трансформаторы).

Настоящий обвал экспорта моторов и грузовиков произошел в конце 2008 г. В январе 2009 г. экспорт моторов снизился в 4-5 раз, а грузовиков — в 8 раз по сравнению с январем 2008 г. Рассчитывать на возврат к объемам их экспорта уже в марте 2009 г. не было никаких оснований. Более того, нет оснований для увеличения их экспорта и через год, и через два. И дело не в том, что кризис будет затяжным.

После кризиса конкурентоспособность белорусских товаров значительно понизится. Во-первых, начиная с 2009 г. потеряно одно из главных конкурентных преимуществ белорусской экономики — дешевые энергоносители, которые были намного дешевле, чем для производителей из других стран. Кстати, дешевые деньги на мировых финансовых рынках, что так помогло экономике Беларуси в последние три года, тоже закончились. Во-вторых, существенно, и не в пользу Беларуси, изменится экономика России, куда преимущественно сбываются товары белорусской обрабатывающей промышленности.

Российская экономика оказалась невосприимчивой к инновационному развитию. (см.: Черемисина Т. Л. Способна ли современная Россия к инновационному развитию? //Эко. 2009. № 1). Российское руководство в лице Путина признало провал модернизации своей экономики. Те либеральные экономисты, которые сейчас определяют экономическую политику России, прекрасно понимают, что российская экономика надолго осуществила "жесткую посадку".  "Международный финансовый кризис лишь обострил и выявил глубокие диспропорции национального хозяйства... В ближайшие годы следует ожидать постепенного восстановления пропорций хозяйства, которые позволят ему найти новый равновесный уровень с более низким объемом производства... Нам предстоит смириться с тем, что наши услуги недостаточно качественны, а продукты не очень востребованы... Нам предстоит привыкнуть к более низким зарплатам и сокращению потребления" (А. Навой. "Российский кризис образца 1998 и 2008 годов" //Вопросы экономики. 2009. № 2).

В общем, конец глобального кризиса еще не будет концом кризиса российской экономики. Это означает, что спрос на белорусские товары в России в ближайшие годы не восстановится на прежнем уровне.

Но еще большую угрозу для белорусской экономической модели представляют намерения российского руководства повысить конкурентоспособность своей промышленности. Поэтому оно использует кризис для очистки экономики от неэффективных предприятий: "...Помощь должна предоставляться лишь тем компаниям и банкам, которые испытывают временные трудности, но сохраняют платежеспособность". (А. Кудрин. "Мировой финансовый кризис и его влияние на Россию"//Вопросы экономики. 2009. № 1).

"Но самое страшное — под видом помощи "системообразующим" предприятиям воспрепятствовать закрытию неэффективных производств и модернизации отечественной экономики... Надо максимально избегать протекционистских мер, ограничения международной конкуренции" (В. Мау, ректор Академии народного хозяйства при Правительстве РФ. // Вопросы экономики. 2009. № 2).

В Беларуси, в отличие от России, антикризисные меры не предусматривают быстрого банкротства неэффективных госпредприятий, ослабления протекционистской политики. Поэтому следует ожидать дальнейшего снижения конкурентоспособности белорусской обрабатывающей промышленности на российском рынке.

Когда-то, в конце прошлого века, белорусские стратеги говорили: да, наша техника не такая качественная, как на Западе, но зато она дешевле и проще в обслуживании. Поэтому ей надолго обеспечен сбыт на рынках России и в развивающихся странах, прежде всего в Китае.

Эта стратегия полностью провалилась. Китай успешно вытесняет нашу технику не только со своих, но и с других рынков. Более того, некоторые былые флагманы белорусской промышленности уже опустились до отверточной сборки китайской техники (а на этом, как известно, много не заработаешь).

Теперь благодаря кризису с еще большей скоростью будет происходить вытеснение белорусских товаров и с российских рынков.

"Белорусская модель" — логический конец.

В общем, глобальный кризис подталкивает к логическому концу перманентный кризис белорусской экономики. Это кризис той реальной стратегии белорусского руководства, которая, несмотря на любые лозунги и программы, на практике сводится к превращению Беларуси в заповедник традиционалистских ценностей и отношений (защита славяно-православных ценностей от духовной агрессии Запада, искоренение духа индивидуализма и стяжательства. Все работают на общее благо, а государство озабочено, как народ накормить и обуть. Вождь стоит над законами и, более того, сам их устанавливает).

В сфере экономики эта стратегия сводится к воссозданию методов управления хозяйством большой общины. Поэтому сохранение управляемости и передача директив из центра — важнейшая задача. Вторая задача — контроль за выполнением директив. Еще одна важнейшая задача — следить за тем, чтобы кто-нибудь не стащил из общего котла больше, чем ему позволено по рангу или по труду. В этой модели места рынку и реальной частной собственности нет.

Созданная экономическая модель архаична и не способна решать задачи экономического развития на современном этапе. Запретить, ликвидировать, снести киоски — это власть может. Почистить фасады городов и положить плитку вместо асфальта — эту задачу органы госуправления тоже как-то могут решить. Но вывести страну из кризиса — нет. Они в течение многих лет не были способны вывести из кризиса даже отдельные предприятия.

Вспомним, сколько лет власти пытались реанимировать велозавод. Не говоря уже о производствах с более высокими технологиями. И теперь за красивыми фасадами главного проспекта столицы, которые так умиляют приезжих, скрываются некогда известные флагманы белорусской индустрии, деградировавшие до неузнаваемости. Например, Минский часовой завод или Приборостроительный завод им. Ленина, который вместо выпуска сложных приборов зарабатывает на пропитание продажей площадей и выпуском мясорубок. На площадь Я. Коласа выходят фасады Белорусского объединения вычислительной техники, которое в советское время производило 60% потребляемых в СССР компьютеров. Теперь от этого объединения остались, как говорится, только рожки да ножки. А сколько этих "рожек да ножек" валяется по всей стране?

Не будем винить чиновников в неспособности управлять: в рамках белорусской экономической модели эффективная экономика в принципе невозможна. Что же касается утверждений о том, что в период кризиса другие страны начали перенимать белорусскую модель, то это далеко от действительности. Речь идет лишь об одной функции, за реализацию которой в любой экономике всегда отвечало государство: поддержание стабильности денег. И сейчас многие государства пытаются свою ошибку исправить.

Сейчас правительства многих стран действительно частично национализируют банки (в период глобального кризиса приватизировано около 25% банков в развитых странах). Но это временная социализация на период, достаточный для "починки" финансовой системы и последующей приватизации банков.

 Так считают не только в развитых странах, но и в соседней России: "Многочисленные межстрановые исследования убедительно свидетельствуют, — пишет А. Кудрин, — что частные банки более эффективно, чем государственные, распределяют финансовые ресурсы в экономике, имеют меньшую маржу, и более того, снижают степень финансовой нестабильности".

Что же касается других сфер экономики, то даже в дурном сне нельзя представить, как мэр Парижа проводит совещание по вопросам закладки капусты на зиму, а президент США — селекторное совещание по вопросам уборки зерновых фермерами.

Таким образом, упорное нежелание руководства страны признать, наконец, что белорусская модель нежизнеспособна, и выработать программу выхода страны из кризиса с учетом реальной ситуации ведет к тому, что от все большего количества белорусских предприятий будут оставаться только рожки да ножки. А вслед за ними последует и вся "белорусская модель". Но было бы лучше, если бы это не произошло стихийно.

Напомним, что те страны (Япония, Германия, Южная Корея и другие), которые успешно догнали развитые страны, создавали такие же институты и хозяйственные механизмы, какие были в странах-образцах. Все другие эксперименты закончились неудачей.

Так стоит ли ждать неудачного конца очередного, белорусского, эксперимента и не переключиться ли уже сегодня на стратегию догоняющего развития?

 Леонид ЗЛОТНИКОВ


http://www.belmarket.by/

 




Вернуться в рубрику "Новости" |   Версия для печати
Вход для клиентов
Приложение для Android
Навигация
Архив новостей
2016
December
ПонВтСрЧетПятСубВоск
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 
Реклама
МИД     МИД

Каталоги предприятий
Внимание! Сайт www.b-info.by не является торговой интернет-площадкой и не оказывает услуги по размещению информации субъектам торговли.
Продажа товаров и услуг производится ТОЛЬКО В ОПТОВО-РОЗНИЧНОЙ СЕТИ ПРЕДПРИЯТИЙ.
Все права защищены © 2016 ОДО «Бизнес-информ»
правовая информация

Декоративная венецианская штукатурка Инфо-Портал: статьи о товарах и услугах, рекомендации профессионалов, отзывы покупателей, информацию о производителях, видеоролики. Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Деловой портал СНГ - Бизнес в России, СНГ и за рубежом