Новости

Нефтяная отрасль Республики Беларусь не имеет перспектив без международной кооперации.

Михаил ГОНЧАР: "Третий "звонок" может стать погребальным"


Так считает известный украинский эксперт, президент Центра глобалистики "Стратегия ХХI" Михаил ГОНЧАР. С ним беседует корр. "БР".

— Украина и ряд европейских стран активно приглашают Беларусь к участию в создании нового нефтетранспортного коридора по поставкам каспийской нефти в Европу (Одесса — Броды). Но пока Беларусь является в этом проекте сторонним наблюдателем. На ваш взгляд, почему? Время терпит?

— У каждой страны свое измерение времени. Может быть, для Беларуси время и терпит, потому что есть дешевая нефть от большого брата. Пока. Только в один момент — отнюдь не прекрасный — можно обнаружить: время неумолимо, окно возможностей стремительно закрывается, шансы упущены. Ресурс времени, как известно, восстановлению не подлежит.

Белорусский вектор проекта Одесса — Броды — один из трех возможных направлений его развития. Эти три направления: западное, или словацкое (Одесса — Броды — южная "Дружба"), северо-западное, или польское (Одесса — Броды — Плоцк) и северное, или белорусское (Одесса — Броды — Мозырь).

Проект Одесса — Броды попал в поле внимания Беларуси еще в 1995 году, когда по заказу Минска украинский Институт транспорта нефти выполнил ТЭО его развития в направлении Мозыря с использованием реверса одной из двух ниток "Дружбы".

— Почему же потом Минск отказался от участия в проекте?

— Минск не отказывался. Он проявлял ограниченную активность, не выходя за рамки деклараций о намерениях. Главным для Беларуси было и остается сохранить преференции на российскую нефть. Поэтому любые намерения присоединиться к проектам диверсификации служат лишь этой цели.

— Белорусские власти рассчитывают на льготные поставки нефти и полную загрузку своих НПЗ, не исключая при этом приватизации заводов российскими нефтяными компаниями. Это верная стратегия?

— Это неоптимальная стратегия, хотя ее нельзя назвать неэффективной. Она приносит свои плоды. Но она сродни наркотику: формирует эффект привыкания и уверенности, что так будет всегда.

Полагаю, что белорусско-российские отношения и то, как они складывались в текущем десятилетии, должны были заставить власть в Минске извлечь соответствующие уроки. Главные из них таковы.

Постоянная политическая лояльность не гарантирует экономических преференций на вечные времена. Экономические льготы не могут быть бесконечными, кто-то должен платить. Политические и военные отношения в расчет не берутся, они являются для донора чем-то само собой разумеющимся.

Экономические преференции могут быть существенными, могут быть длительными, но не могут продолжаться бесконечно. То, что имеет начало, имеет и конец. И в 2004 году во время февральского газового кризиса, и в 2007 году во время нефтяного кризиса Минску ясно дали понять: платить раньше или позже придется. Если не деньгами, то активами. Наверное, в Минске ждут третьего "звонка", но он может оказаться и погребальным звоном для стратегических белорусских активов.

— О чем свидетельствует опыт приватизации украинских НПЗ российскими компаниями?

— Приватизация нефтеперерабатывающих мощностей в Украине началась в середине 90-х годов, когда проблематика диверсификации еще не была официально определена как государственный приоритет, а приватизация уже стала таким приоритетом в контексте экономической реформы. В результате приватизация в нефтяном секторе осуществлялась в отрыве от решения двух других важных задач: модернизации НПЗ и диверсификации нефтепоставок.

Считалось, что новые собственники НПЗ (российские компании) обеспечат и восстановление нефтепереработки в докризисных объемах, и модернизацию предприятий. Однако этого практически не произошло. Потому как новые собственники, получив в ходе непрозрачного процесса перерабатывающие мощности за символические средства и достаточно условные инвестиционные обязательства, ставили целью максимизацию прибылей и минимизацию затрат за счет максимального использования остаточного технического ресурса украинской нефтепереработки.

Это привело к плачевному состоянию и украинской нефтепереработки, и системы транспортировки нефти, и деформированному развитию внутреннего рынка нефтепродуктов, на котором все больше доминируют импортные готовые нефтепродукты.

— Какой, на ваш взгляд, должна быть политика белорусских властей в нефтяной отрасли?

— Вряд ли мнение зарубежного эксперта из неправительственного сектора может быть услышано. Тем более властями страны, проводящими достаточно моноориентированную внешнюю и экономическую политику. Тем не менее попробую сформулировать некое видение.

Беларусь обладает двумя из трех существующих компонентов нефтяного сектора: нефтепереработкой и нефтетранспортом. Конечно, есть и добыча, но за малостью величины вынесем ее за скобки.

Учитывая то, что Беларусь имеет достаточно модернизированную нефтепереработку и выпускает продукцию высокого качества, ее предприятиям нужен выход на рынки соседних стран, в том числе и стран ЕС. Но это невозможно без международной кооперации, без вхождения в альянс путем слияния с ведущими концернами, хотя бы из стран Центральной Европы.

Что касается нефтетранспорта, то необходимо думать о том, что будет после того, как РФ введет БТС-2. Конечно, можно верить обещаниям, что будет сохранен статус-кво. Но вряд ли тот, кто строит столь масштабную систему, станет заботиться о чужих трубах, даже если ему предложат их забрать по цене металлолома. Поэтому, опять же, нужна кооперация по перспективным нефтяным и нефтепродуктопроводным маршрутам с Украиной, Польшей, Балтийскими странами, Азербайджаном.

— Возможна ли интеграция белорусской энергетической системы в европейскую?

— Пока она виртуальна. Более того, со временем это становится все менее реальным, потому что идет процесс реинтеграции в российскую экономику, которая малосовместима с европейской.

Но это не значит, что не следует думать о возможных сценариях. Когда рухнет российская экономика (а она уверенно движется к такому сценарию, поскольку базируется на энергосырье и паразитарно-олигархическом капитале), у вас появится окно возможностей. Да, собственно, и не будет иной альтернативы. При условии, что из числа возможных альтернатив исключается автаркия албанского типа 50-х годов прошлого века.

— Зачем, на ваш взгляд, Россия создает явно профицитные мощности инфраструктуры по транспортировке энергоносителей (БТС-2, "Северный поток", "Южный поток")? Чем это чревато в перспективе для Беларуси и Украины? Как должны отреагировать страны-транзитеры на эту политику РФ?

— Давайте посмотрим на "Энергетическую стратегию России на период до 2030 года", которую недавно утвердило Правительство РФ. Там четко фиксируется, что к числу основных проблем относятся "сохранение зависимости российского экспорта от стран-транзитеров", "высокие транзитные риски экспорта газа в Европу".

Отсюда делается вывод и постановка задачи: "стимулирование строительства транспортной инфраструктуры для диверсификации рынков сбыта и направлений экспорта российских энергоресурсов на востоке, юге, северо-западе и севере страны". Как видим, западное направление, то есть Беларусь и Украина, в списке приоритетов отсутствуют.

Профицитные мощности создаются тогда, когда страна собирается использовать энергоресурсы и трубопроводную инфраструктуру в качестве энергетического оружия. Тогда наличие избыточных мощностей позволяет манипулировать направлениями, объемами и, соответственно, ценами. Позволит сталкивать страны-транзитеры лбами, жалуя одних за политическую лояльность и наказывая других за несговорчивость или строптивость. Не хочет Беларусь признавать независимость двух южнокавказских "бантустанов" в Абхазии и Южной Осетии — уменьшим объем транзита через ее территорию.

Что касается реакции стран-транзитеров, то они имеют такое же право, как и Россия, выбирать и реализовывать ту стратегию, которая позволит максимально загрузить имеющиеся транзитные мощности. Особенно если учесть, что основной пользователь желает переключить традиционные транзитные потоки на другую территорию. Поэтому снова возвращаемся к вопросу об альтернативных маршрутах транспортировки энергоресурсов из нероссийских источников, которые прокладывают себе путь на рынок ЕС.

— Что может гарантировать энергетическую и экономическую безопасность стране в сложившейся ситуации?

— Сиюминутно — ничего. Это не делается за год-два. А тем более если второе десятилетие подряд доминирует одновекторное развитие.

Азербайджан стал энергонезависимым государством, реализовав в партнерстве с западными компаниями проекты по добыче нефти на Каспии и осуществив масштабные трубопроводные проекты Баку — Супса, Баку — Тбилиси — Джейхан, Баку — Тбилиси — Эрзурум. Ныне покойный президент Азербайджана Гейдар Алиев являлся примером того, как эффективно реализуются долгосрочные стратегии укрепления независимости государства. Поэтому о нем будут помнить как о лидере с большой буквы.

Конечно, можно возразить, что Беларусь — не Азербайджан, она не имеет ни нефти, ни газа. Но можно ответить и так: если бы Баку проводил в 90-е годы такую же политику, как и Минск, то запасы его недр так и оставались бы в виртуальном измерении и никакая западная компания не пришла бы в эту страну.

Можно привести и другой пример: Чехия, которая соразмерна с Беларусью и тоже не имеет ни нефти, ни газа. Но она решила вопрос своей энергетической независимости через региональную кооперацию. А примеры Словакии и Болгарии, которые сохраняли сформировавшиеся зависимости, учат тому, как не следует делать. Они оказались во время газового кризиса в сложной ситуации и только благодаря ЕС смогли несколько уменьшить негативные последствия для себя.

Поэтому политический и экономический курс Беларуси, направленный на развитие страны как реально независимого государства с экономикой, не ориентированной на один рынок сбыта, а диверсифицированной, работающей в условиях кооперации с европейскими партнерами, может стать базисом достижения энергетической и экономической независимости в грядущем десятилетии.

Татьяна МАНЕНОК


Источник: http://belmarket.by/




Вернуться в рубрику "Новости" |   Версия для печати

21.02.2018На предприятии ОАО «Калинковичский мясокомбинат» прошла конференция трудового коллектива по подведению итогов работы предприятия за 2017 год
На предприятии ОАО «Калинковичский мясокомбинат» прошла конференция трудового коллектива по подведению итогов работы предприятия за 2017 год

21.02.2018Всемирный банк планирует выделить $100 млн на утепление жилья в Беларуси
Всемирный банк планирует выделить $100 млн на утепление жилья в Беларуси

20.02.2018Избирательная кампания прошла ровно и в целом спокойно - Ермошина
Избирательная кампания прошла ровно и в целом спокойно - Ермошина

19.02.2018Филиал "Домостроение" РУП "Завод газетной бумаги" (Шклов) в течение 5 лет планирует поставить 650 деревянных домов во Францию.
Филиал "Домостроение" РУП "Завод газетной бумаги" (Шклов) в течение 5 лет планирует поставить 650 деревянных домов во Францию( SARL Logibat)

18.02.2018Брестское ООО "Асстор-Вест" признано банкротом
Брестское ООО "Асстор-Вест" признано банкротом


8 Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8
Вход для клиентов
Приложение для Android
Навигация
Архив новостей
2018
February
ПонВтСрЧетПятСубВоск
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728    
Реклама
   

Каталоги предприятий
Все права защищены © 2018 ОДО «Бизнес-информ»
правовая информация

Декоративная венецианская штукатурка Инфо-Портал: статьи о товарах и услугах, рекомендации профессионалов, отзывы покупателей, информацию о производителях, видеоролики. Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Деловой портал СНГ - Бизнес в России, СНГ и за рубежом