Новости

Белорусский реальный сектор экономики.

Неспособность приспосабливаться к изменчивому миру и извлекать уроки продемонстрировал в период кризиса белорусский реальный сектор экономики.

Все, что он может противопоставить кризису, — это ожидания того, когда весь остальной мир обеспечит нашей экономике рост.

Идем с отставанием.

Белорусская экономика к концу кризисного года подошла со снижением ВВП (минус 0,4% в годовом исчислении) и объемов промпроизводства (минус 3,7%). Таким образом, сегодня Беларусь демонстрирует динамику показателей, которые другие страны показывали ранее, с опозданием где-то на 6-9 месяцев.

Сейчас уже практически никто не говорит о том, что в Беларуси кризиса нет. Да, его не было в таких масштабах, как в развитых странах в финансовом секторе, в том числе и потому, что у нас просто нет фондового рынка, но экономический кризис коснулся отечественной производственной сферы ничуть не меньше, чем в других странах.

И в этом кризисе, как в кристалле, заиграли различными гранями недостатки нашей экономической модели, которые, впрочем, давно всем были известны, в том числе и правительству. Однако раньше эти недостатки оказывались чуть ли не продолжением наших достоинств, так как именно они позволяли при благоприятной конъюнктуре гасить внутренние дисбалансы. Но, как любят говорить экономисты в последнее время, кризис все расставил на свои места.

Сырьевая зависимость.

Во-первых, кризис обнажил ужасающе несбалансированную структуру белорусского экспорта, которая основана всего на двух позициях, причем сырьевых, цены на которые зависят от ситуации на мировом, а вовсе не на нашем рынке. И Беларусь в силу своей малости не может их ни диктовать, ни даже как следует прогнозировать.

Нефтепродукты и калийные удобрения — вот основной бюджето- и валютообразующий экспортный потенциал Беларуси. В 2008 году с учетом средних цен и данных Белстата по физическим объемам суммарный денежный эквивалент экспорта калийных удобрений и нефтепродуктов составил почти 14 млрд. USD, или 42% от всего стоимостного экспорта.

Об этом вроде бы знали всегда и даже не раз критиковали такую структуру экспорта. А уж как любили попенять России за ее сырьевой характер экономики, но ведь и сами повелись на "легкие деньги".

Но неужели интенсивный рост цен на калийном и нефтяном рынках в последние годы настолько замутил разум чиновников, что они даже не подозревали: такой крутой подъем цен бывает только перед их падением? Вот рынки и обвалились. Нефтяной — по цене, калийный — не только по цене, но и по объемам.

Итог внешней торговли этими двумя товарами за 10 месяцев нынешнего кризисного года — всего 6,5 млрд. USD. Даже с учетом возможного получения до конца года еще 1 миллиарда USD очевидно, что падение стоимостного экспорта по этим позициям составит почти половину по сравнению с прошлым годом.

То есть недобор экспортной выручки по сравнению с 2008 годом может примерно в полтора раза превысить сумму полученного от МВФ кредита. При этом даже с учетом нынешнего падения по итогам 10 месяцев все равно эти две позиции сохраняют удельный вес в структуре белорусского экспорта в размере 32%.

И что будет с белорусским экспортом и поступлением валюты в страну, если в будущем году на мировых рынках не начнется рост цен на сырьевые товары? Догадаться несложно, особенно с учетом того, что перед Беларусью замаячили весьма неприятные условия поставок российской нефти в 2010 году, — можно попросту лишиться еще пары миллиардов выручки.

Валообразующая экономика.

Еще одна, ставшая совсем уж очевидной, негативная составляющая нашей экономики — ее ориентация на вал.

Главный кризисный удар по валовому принципу нанесли складские запасы. Не снижать темп производства, наращивать объемы любой ценой — таким был лейтмотив выступлений правительства в первые месяцы кризиса. "Ценой" победы над мировым кризисом в виде чуть ли не самых высоких темпов роста в мире (2008 год мы умудрились закончить с 10-процентным ростом ВВП) стала угрожающая сумма остатков на складах, которая достигла к середине 2009 года 7,3 трлн. BYR.

Какую-то часть удалось "распихать" под жестким административным нажимом, но и на сегодняшний день остатки в стоимостном выражении составляют 6 трлн. BYR, то есть превышают 2 млрд. USD.

Даже и этот результат сокращения размеров "склада" тут же сказался на показателях ВВП. Он начал снижаться вместе со складскими запасами. Что и требовалось доказать: если бы мы сознательно пошли на снижение объемов производства и ВВП еще в конце 2008 года, то не накопили бы запасы и не омертвили бы столь необходимый в нынешней ситуации оборотный капитал.

Но у валового принципа экономики, помимо любви к высоким показателям, есть и еще один аспект. Основой такой экономики неизбежно становятся валообразующие предприятия-гиганты, которым необходимо для нормальной окупаемости производить количество продукции, многократно превосходящее потребности внутреннего рынка. Причем в последние годы такие предприятия еще и укрупнялись — к ним присоединялись менее рентабельные предприятия.

Самой яркой "звездой" нашего валообразующего комплекса, конечно же, являлось машиностроение, которое вместе с металлообработкой имеет в отраслевой структуре промышленности самый высокий удельный вес — более 20%. До кризиса представители Минпрома любили говорить о том, что один человек в машиностроении обеспечивает в нашей стране работой от 7 до 10 человек. И этому радовались. Но только теперь тот факт, что продукция машиностроения не находит сбыта, по сути, умножает эту "скорбь" на 10.

Числовые же характеристики кризиса нашей самой валообразующей отрасли такие: за 10 месяцев падение производства в отрасли к аналогичному периоду прошлого года составило 26,5%, но при таком падении отрасль умудрилась забить склады на 2,9 трлн. BYR, обеспечив, таким образом, почти половину стоимости складских запасов в стране. И все из-за внешней неблагоприятной конъюнктуры: экспорт тракторов — минус 38%, седельных тягачей — минус 87,6%, грузовых автомобилей — минус 80,6%, сельхозтехники — минус 22,6%.

Однобокая конкурентоспособ-ность.

Но если в машиностроении отраслевую монстрообразность еще можно объяснить какой-то экономической логикой, то зачем за счет государства у нас отчаянно добивались роста производства пищевой продукции (пищевая промышленность занимает второе место после машиностроения в отраслевом разрезе с удельным весом почти 15%), многократно превосходящей параметры продовольственной безопасности, понять сложно.

Зачем в стране 4 сахарных завода, работающих при поддержке государства, если для обеспечения продовольственной безопасности достаточно было бы одного?

Мы не имеем историко-географических уникальных пищевых брендов вроде сыра пармезан или ветчины хамон. Мы можем предложить миру лишь пищевой ширпотреб, изготовленный, как правило, по чужим технологиям. Соответственно, конкурировать способны только за счет низкой цены, что на любом рынке — европейском, украинском, российском и даже, думается, китайском — всегда будет встречать сопротивление, и нас всегда будут в чем-то обвинять: если не в нарушении какого-то техрегламента, то, с учетом нашей поддержки села, — в субсидировании экспорта.

Нынешний год продемонстрировал реальную "ценность" конкурентоспособности нашей пищевой продукции — нарастили экспорт в валовом отношении (и, понятное дело, только в Россию) при практически аналогичном снижении цены. По мясу рост физических объемов экспорта составил 40% при снижении экспортных цен на 12,4%, по молоку — рост объемов на 28% при снижении цен на 33%!

В связи с этим мясо-молочная промышленность в целом стала убыточной для страны (рентабельность — минус 0,4%). Так почему за этот кризисный год не обанкротилось, не было целиком продано ни одного нерентабельного перерабатывающего предприятия, без которого собственный народ не остался бы голодным? И если сегодня кому-то стало не хватать именно белорусского (читай: дешевого) сухого молока (на мировом рынке дефицита-то нет), так пусть и берут целыми заводами, а не тоннами.

Избыточная занятость.

Описанные выше дисбалансы, проявившиеся в этот кризисный год в белорусской экономике, объясняются, по сути, тем, что на уровне государства главной задачей выживания стал тезис: люди должны стоять у станка.

Именно эти стоящие у станка люди оказались заложниками кризиса, так как, с одной стороны, они получали весь год урезанную зарплату (неполная занятость в промышленности увеличилась в 6,5 раза), с другой — сами же своим трудом умножали кризисный негатив, создавая складские запасы.

Между тем в безработицу на уровне 1% уже не верит никто. Даже "зависимые" ученые-экономисты оценивают ее как минимум в 5%, а то и в 8-10%, если применять международные методики. Почему же не легализовать хотя бы этот, вполне соответствующий мировым меркам, уровень безработицы? Ведь, продолжая стимулировать избыточную занятость, мы не только снижаем общий уровень производительности, то есть ухудшаем один из установленных нами самими же показателей, но и, по сути, ограничиваем собственное инновационное развитие.

Еще со времен промышленной революции все знают: технологические новации сокращают рабочие места. Сегодня к ним можно также добавить и бизнес-новации, которые, как правило, также ведут к оптимизации численности работников.

Да, теоретически новые технологии создают новые рабочие места, но в других секторах и, как правило, на других — новых — предприятиях. Ставка же на поддержание уровня занятости на каждом отдельно взятом предприятии, особенно если оно — валообразующее, ставит крест на инновациях, так как, с одной стороны, не дает возможности выплеснуться предпринимательской инициативе потенциально лишних работников, которые могли бы предложить свои услуги новым предприятиям, с другой — ограничивает возможности самих предприятий гибко управлять трудовыми ресурсами, а за счет этих ресурсов — своими издержками, что абсолютно необходимо при внедрении новых технологий.

Диверсификация рисков.

Все эти особенности белорусской экономики многократно обсуждались на разных экономических форумах, совещаниях и на страницах нашей газеты на протяжении уходящего года.

Но что-то незаметно, чтобы были сделаны какие-то выводы. Мы много раз слышали слова об энергетической, экономической и прочей безопасности, о поисках локомотива, о необходимости диверсификации то импорта, то экспорта, но, похоже, так и не поняли, что диверсифицировать нужно риски. А государство, которое пытается держать в своих руках все сразу, неминуемо концентрирует в этих руках и все риски, включая внешние, конъюнктурные.

Освободившись же от части собственности, государство избавится и от части таких рисков. Пусть частник думает, что производить, как поставлять, куда и по какой цене продавать. А если он не может справиться сам, тогда пусть ищет инвестора, объединяется с кем-то, продает свой бизнес, возможно, и государству, если оно готово купить.

Именно это и наблюдается сегодня в мировой экономике. Происходят банкротства, продажи предприятий-гигантов, слияния и поглощения, и порой в них участвует государство. Это и есть естественная реструктуризация и диверсификация экономики и ее рисков.

У нас же за год — ни банкротств, ни слияний, ни продаж. Кризиса нет? Или просто мы не в состоянии с ним бороться?

Ведь, судя по утвержденному прогнозу на будущий год, мы просто решили подождать, когда эту борьбу победно завершат другие экономики и почему-то выберут нашу продукцию для собственного процветания.

То есть мы уже даже не строим светлое будущее, а просто его ждем. Вдруг наступит.


Ирина КРЫЛОВИЧ


Источник : http://belmarket.by/




Вернуться в рубрику "Новости" |   Версия для печати
Вход для клиентов
Приложение для Android
Навигация
Архив новостей
2016
December
ПонВтСрЧетПятСубВоск
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 
Реклама
МИД     www.viator.sk

Каталоги предприятий
Внимание! Сайт www.b-info.by не является торговой интернет-площадкой и не оказывает услуги по размещению информации субъектам торговли.
Продажа товаров и услуг производится ТОЛЬКО В ОПТОВО-РОЗНИЧНОЙ СЕТИ ПРЕДПРИЯТИЙ.
Все права защищены © 2016 ОДО «Бизнес-информ»
правовая информация

Декоративная венецианская штукатурка Инфо-Портал: статьи о товарах и услугах, рекомендации профессионалов, отзывы покупателей, информацию о производителях, видеоролики. Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Деловой портал СНГ - Бизнес в России, СНГ и за рубежом