Новости

На переломе

Почему необходима иная стратегия развития реального сектора?

Снижение конкурентоспособности белорусских производителей, отражаемое в росте отрицательного сальдо торгового баланса, сокращение финансовых возможностей по субсидированию госпредприятий требуют коррективов в промышленной политике

Леонид ЗЛОТНИКОВ
 

"От сохранения любой ценой существующих предприятий и рабочих мест надо переходить к созданию новых. Это должно стать главным стержнем промышленной политики", — заявил недавно М. Мясникович в одной из своих публикаций*.

 

С самого начала перестройки руководство Беларуси стремилось сохранить государственные предприятия, прежде всего крупные. С этой целью многим из них оказывалась финансовая поддержка, что было вызвано скорее не промышленной, а социальной политикой (сдеривание роста безработицы и выплата зарплаты, боязнь недовольства рабочих). Тогда даже не ставилась задача реструктуризации состояние экономики с целью приспособления к наличию местного сырья или включения в международное разделение труда.

 
Защитим своего середнячка.
 

Когда в 1996 г. после некоторой стабилизации экономики встал выбор направления дальнейшего развития, была предложена "...на первый взгляд парадоксальная идея построения экономической политики посредством интеграции двух, казалось бы, не поддающихся сочетанию условий. — пишет С. П. Ткачев, нынешний советник президента по вопросам экономики, — с тем чтобы содействовать росту наиболее прогрессивных и эффективных форм, способных служить самостоятельным источником "прорыва", намечалось восстановить прежде всего заведомо более отсталые традиционные экономические структуры (отрасли обрабатывающей промышленности, сельское хозяйство)"**.

 

Таким образом, в 1996 г. ставка была сделана не на развитие высоких технологий, а на подъем существующих производств со средними технологиями, продукция которых уже пользовалась спросом, и их развитие тянуло за собой выход из спада других производств. И вот тогда, когда более доступные средние технологии будут задействованы и экономика выйдет из кризиса, наступит время для подключения новых "локомотивов" подъема — высокотехнологичных производств. Естественно, такая промышленная политика опиралась на защиту отечественного производителя.

 

Действительно, в середине 90-х у правительства не было ресурсов, чтобы поддержать высокотехнологичные отрасли. Как не было их и в следующей пятилетке (2001-2005 гг.), Вспомним, к примеру, НПО "Интеграл", уже давно потерявший конкурентоспособность на рынке современной микроэлектроники. Приезжал туда президент (2005 г.), и все, что он мог пообещать работникам "Интеграла", это найти 40 млн. USD на развитие их предприятия, если будет предложен приемлемый проект. В то же время известно, что для перехода на новые технологии предприятию нужны на порядок большие ресурсы.

 

Но дело не только в отсутствии ресурсов. До распада СССР белорусы гордились тем, что их республика, в отличие от других, была на острие технического прогресса. Но после раскрытия границ выяснилось, что белорусские компьютеры и другая "высокотехнологичная" продукция оказались лишь топорной имитацией западной техники. Поэтому "высокотехнологичные" производства не спасли бы и многолетние субсидии, помощь и внимание государства. Пример — белорусские бренды "Горизонт" и "Витязь". Еще в середине 90-х президент поручил В. Долголеву, тогдашнему вице-премьеру, вывести из прорыва "Горизонт" и потом выразил благодарность за выполненное поручение. Все эти годы оба указанных предприятия субсидировались государством. Результат — ни то ни другое не могут существовать без помощи государства и сегодня, производство и экспорт телевизоров значительно сократились.

 
Итоги неутешительны.
 

Политика предотвращения банкротств неэффективных предприятий, затягивания их приватизации и реструктуризации обосновывалась нежеланием проводить реформы за счет населения. Но в тех странах, где убыточные предприятия быстро банкротились или продавались за 1 USD, где переходили к рынку, ресурсы обанкроченных предприятий переходили к новым собственникам. Конкуренция вынуждала новых собственников использовать перешедшие к ним ресурсы более эффективно.

 

В результате в странах, где была проведена шоковая либерализация экономики и где государство не затягивало агонию неэффективных предприятий, прежде всего в Польше и Эстонии, население в гораздо меньшей степени пострадало от реформ, чем население Беларуси или России. Там не было высокой инфляции, а экономический рост начался раньше. Туда сразу пришли прямые иностранные инвестиции и в гораздо больших объемах (на душу населения), начался устойчивый экономический# Сейчас там ВВП на душу в 1,5-2 раза выше, чем в Беларуси. Выше, соответственно, зарплаты, пенсии, пособия по безработице (уровень безработицы тоже выше, но и в Беларуси он не 1%).

 

(Отметим, что, вопреки распространенным мифам, в России шоковой терапии не было по определению. Отличительным признаком радикальной реформы является быстрая финансовая стабилизация. Но на протяжении 1992-1998 гг. бюджет России сводился с дефицитом 5-10% ВВП, а гиперинфляция была остановлена лишь в 1996 году.)

 

Результатом многолетней поддержки устаревших среднетехнологических предприятий в Беларуси стало понижение уровня эффективности экономики страны в целом. Она уже не сможет обеспечить дальнейший экономический рост при таких ценах на энергоносители, как в Польше или Эстонии (250-300 USD за 1.000 куб. м газа). Даже при пока более низких ценах на энергоносители растет отрицательное сальдо торгового баланса и страна вынуждена наращивать внешние долги. Сейчас практически нет денег и на поддержку среднетехнологичных предприятий. Наглядный пример — мотовелозавод. Сначала было поручено Минпрому вывести завод из прорыва, затем такое же поручение было дано Мингорисполкому. Но оказалось, что государство уже не в состоянии "поднять" это не самое крупное и не самое технологически сложное предприятие. И таких примеров немало.

 

В общем, не получилось и со среднетехнологичными предприятиями. Конечно, среди них есть немало успешных, с высокой рентабельностью. Но большая их часть, по данным статистики, низкорентабельна или убыточна. (реально убыточных еще больше, если считать по показателю критической рентабельности).

 

Цитируем упомянутую статью М. Мясниковича еще раз: "...в 2006 году три четверти от общего количества предприятий, находящихся в госсобственности или приравненных к ним, получили государственную поддержку в виде субсидий и ссуд... за 2006 год количество убыточных предприятий почти удвоилось" (стр. 10-11). Нельзя не согласиться с М. Мясниковичем, что сегодняшняя промышленная политика себя исчерпала: "Этап сохранения производственного потенциала за счет государственной поддержки хозяйствующих субъектов пройден".

 

Удивительная точность планирования в условиях неустойчивости.

 
Что же предлагается взамен?
 

Развитие, основанное на знаниях, — ссылается М. Мясникович на Государственную программу инновационного развития Республики Беларусь на 2007-2010 гг. "За указанный период планируется создать 100 новых предприятий, организовать 386 новых производств, произвести комплексную модернизацию 609 действующих на основе внедрения 888 новых технологий. В результате 1.095 новых и модернизированных предприятий реального сектора экономики станут наиболее конкурентоспособными на европейском и мировом рынках, — отмечает М. Мясникович, — ...принципиально, что инновационное развитие экономики будет в основном базироваться на отечественных научных разработках и технологиях, доля которых составит не менее 86% от числа реализованных в программе инноваций" (там же, стр. 14).

 

В приведенном отрывке поражает удивительная точность планов развития. Такая точность вызывает сомнения в реальности прогноза вообще. Вероятно, программу формировали, как это делалось в советское время, просто "скирдованием" предложений отдельных ведомств. И в те времена подобные программы не выполнялись. Несмотря на особое внимание КПСС и правительства к внедрению достижений НТП, в СССР в последние 20 лет его существования технический прогресс отсутствовал, что и стало основной причиной его проигрыша в соревновании со странами капиталистического лагеря. Похоже, такая же судьба ждет и данную программу.

 

Во-первых, чтобы стать "наиболее конкурентоспособными на европейском и мировом рынках", необходим приход сюда прямых иностранных инвестиций. Только в этом случае вместе с ними придут и передовые технологии. Если же белорусские предприятия будут сами приобретать технологии и оборудование на мировых рынках, то в этих случаях им придется приобрести, как правило, технологии "не первой свежести". А прямые инвестиции сюда практически не идут. За 10 месяцев 2007 г. они составили в общем объеме инвестиций лишь 0,6%.

 

Многолетние попытки улучшить в стране бизнес-климат, чтобы привлечь иностранные инвестиции, кончаются лишь легким макияжем. Например, последние изменения в порядке лицензирования упрощают в основном бумаготворчество, но не устраняют его основу, то есть не предусматривают сокращение числа лицензируемых видов деятельности. Очевидно, что нет оснований для лицензирования, к примеру, розничной торговли (за редким исключением торговли пиротехникой, оружием, лекарствами).

 

Но не может "вертикаль" сама себя лишить основ своей власти и дохода. Не может сделать это и президент, поскольку опирается на эту же "вертикаль". Нормальный бизнес-климат в стране может наступить лишь тогда, когда власть будет отражать интересы бизнеса, в том числе малого, и профессионалов (то есть среднего класса, как в развитых странах).

 

В общем, крупных ПИИ пока ждать не приходится, а выделенных инвестиций на данную программу слишком мало (примерно 8,5 млрд. USD, или всего лишь 7-8 млн. на одно модернизируемое предприятие). Да и эти деньги нужно отнять либо от социальных программ, либо от поддержки субсидируемых предприятий. В общем, трудно поверить в финансовую состоятельность программы.

 

Во-вторых, трудно поверить, что развитие экономики будет базироваться на отечественных разработках. Мы уже указывали, что более чем в 90% случаев новые техника и технологии, разрабатываемые белорусскими учеными и конструкторами, являются новыми лишь для Беларуси, а за рубежом это уже внедрено (См. "Когда идеология первична". "БР" № 42, 2007). А отдельные успешные случаи погоду не делают. И я согласен с академиком А. Рубиновым, что от белорусской науки нельзя ждать большего, чем понимание того, что делается за рубежом, чтобы донести эти знания до молодежи или делать грамотные экспертные заключения.

 

В-третьих, программа только началась, но уже есть сбои. Например, она предусматривает значительный рост производства автоматических стиральных машин. Но только начался в 2007 г. рост их выпуска, как почти половина этого выпуска оказалась на складах (сейчас там четырехмесячный объем их производства).

 

В общем, похоже, это еще не та программа развития промышленности, которая сейчас нужна стране. Кроме того, что она сейчас неподъемна для страны, она не ориентирована на новые методы организации производства, которые в других странах обеспечивают производство более дешевой и качественной продукции.

 

В-четвертых, пока не оправдываются ожидания по привлечению прямых иностранных инвестиций.

 
Открытая экономика — лучшая промышленная политика.
 

Международное специализация и разделение труда, мировая торговля существовали еще на заре человечества. Но только в последние десятилетия XX века заговорили о глобализации, контрактации, аутсорсинге, кластерах как о новом явлении, ставшем основой развития ряда стран мира.

 

Новое качество давно известные процессы получили в результате бурного развития, прежде всего информационных технологий и логистики, развития новых средств транспорта. Транспорт товаров стал дешевым и быстрым.

 

Продуктовая специализация отдельных фирм заменяется не только специализацией подетальной. На аутсорсинг выносятся и отдельные производственные операции. Это ведет к максимально эффективному использованию дорогого оборудования. Кроме того, производственные фирмы освобождаются от бухгалтерий, конструкторских бюро, ремонтных служб, водителей, уборщиц и другого обслуживающего персонала и пользуются услугами соответствующих специализированных предприятий.

 

Крупные предприятия, стремясь получить более дешевые компоненты, активно используют систему контрактации для взаимодействия с предприятиями, как правило, малыми и средними. Большинство машиностроительных заводов мира занимаются в основном сборкой, финансами, наукой и маркетингом. Производство деталей и узлов они выносят за пределы предприятий. Согласно обследованиям министерства внешней торговли и промышленности Японии, на одну крупную машиностроительную фирму приходится в среднем 170 субподрядчиков первого уровня, 1,7 тыс. субподрядчиков второго уровня и около 32 тыс. — третьего.

 

Новые тенденции в организации производства определили и принципиально новую роль малого бизнеса в развитии экономики страны.

 

После того как численность малых предприятий достигает порогового значения (малые предприятии производят не менее 40% ВВП страны; в Беларуси сейчас — 12-14%), наступает время эффективного экономического роста. В этот период малый бизнес начинает играть принципиально новую роль в организации производства. Малые предприятия, накопившие за предшествующие годы необходимый капитал, приобретают современное оборудование и постепенно превращаются в специализированные фирмы, выполняющие инновационные разработки, производящие стандартизированные детали, узлы и комплектующие, оказывающие всевозможные производственные и вспомогательные услуги крупным предприятиям. В такой форме малый бизнес помогает логически завершить процесс реструктуризации государственного сектора и выйти на уровень специализации и кооперации, соответствующий современной системе организации производства в мире.

 

Косвенным критерием перехода к современной системе специализации и кооперации производства может служить количество малых предприятий на 1.000 жителей страны. Сегодня в Беларуси этот показатель равен примерно 3,5, в то время как в развитых странах — 40-60.

 

Отметим еще, что даже подетальная специализация в производстве дешевых и качественных комплектующих уже вышла за пределы отдельных стран, образуя производственный базис глобализации.

 
***
 

Необходима иная промышленная политика, тоже предусматривающая государственную поддержку инноваций, но в корне отличающаяся от той, которую по старинке поддерживает НАН РБ.

 

Эта политика должна все время видеть образ эффективного производства, базирующегося на международном разделении труда. Вместо защиты отечественного производителя — открытая либеральная экономика. Инвестор сам определяет, какое производство он хочет организовать или приобрести в Беларуси. При этом упор в промышленной политике делается не на составлении пространных списков предприятий, куда инвестор должен вложить свои дукаты, а на создание добавленной стоимости и сдерживании ее утечки из страны.

 

Время покажет, прав ли автор. До 2010 года осталось недолго.

Белорусы и рынок




Вернуться в рубрику "Новости" |   Версия для печати
Вход для клиентов
Приложение для Android
Навигация
Архив новостей
2016
December
ПонВтСрЧетПятСубВоск
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 
Реклама
МИД    

Каталоги предприятий
Внимание! Сайт www.b-info.by не является торговой интернет-площадкой и не оказывает услуги по размещению информации субъектам торговли.
Продажа товаров и услуг производится ТОЛЬКО В ОПТОВО-РОЗНИЧНОЙ СЕТИ ПРЕДПРИЯТИЙ.
Все права защищены © 2016 ОДО «Бизнес-информ»
правовая информация

Декоративная венецианская штукатурка Инфо-Портал: статьи о товарах и услугах, рекомендации профессионалов, отзывы покупателей, информацию о производителях, видеоролики. Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Деловой портал СНГ - Бизнес в России, СНГ и за рубежом