Новости

Бизнесмен Дмитрий Кучук: Иногда меня называют мусорщиком

В гостях у автора и ведущего программы "Личное дело" Алексея Вайткуна побывал бизнесмен Дмитрий Кучук. Интервью с Дмитрием планировалось в рамках эфирного дня, посвященного переработке вторсырья, так как Дмитрий – владелец предприятия по оказанию услуг "Мусоросортировочная станция "Западная".

Но разговор оказался таким интересным, что вопросы и ответы почти сразу "переросли" в формат программы "Личное дело".

Расскажите, пожалуйста, о своем бизнесе

В основном мы занимаемся сбором макулатуры, пластика, стекла и, в частности, переработкой бытовой техники. Также у нас есть участок, который занимается переработкой полимеров, в частности бутылок, которые мы дробим. Технологий, которые позволяют их мыть, у нас нет. Поэтому сырье мы отправляем либо в Могилев на наши крупные предприятия, которые занимаются дальнейшей переработкой, либо в Россию.

Переработка бытовой техники – новое направление в Беларуси. У нас есть контракты со всеми крупными импортерами, которые занимаются импортом этой бытовой техники. И то, что у них ломается и то, что возвращает население,- мы перерабатываем.

Какая быстрая у вас реакция…

Мы хотели прийти первыми на этот рынок и нам это удалось. Предприятий, которые серьезно занимаются этим видом переработки, в Беларуси пока всего два и мы одни из них и в принципе, эта работа на перспективу. На сегодняшний день сильной прибыли от этого мы не получаем. Но ситуация с бытовой техникой в Беларуси просто катастрофическая. В среднем фирма импортирует порядка 300 тысяч холодильников в год, а техника на сегодняшний день служит в среднем около пяти лет. И что будет с этой техникой, если не будут созданы условия по переработке?

Все эти холодильники будут просто валяться на свалках. Поэтому Постановление по этому вопросу нужно принимать. Бытовую технику станет выгодно собирать, а населению, сдавшему уже не подлежащий ремонту телевизор или холодильник, возможно, будут выплачиваться какие-то деньги, которые могут пойти, скажем, в зачет будущей покупки. Или это будет скидка на приобретение того же холодильника "Атлант". Постепенно будем вырабатывать у населения привычку покупать белорусское. Хотя тем же "Самсунгам" или "Индезитам" также можно будет создать такие программы и думаю, что они также будут работать, как они работают во всем мире.

Скажите, а какие еще направления на вашем предприятии можно назвать перспективными?


На самом деле все вторичные ресурсы и их сборы – очень перспективны. То, что мы сегодня выбрасываем, собирается в незначительном количестве – около 15 %. В Минске ежедневно выезжает 140 мусоровозов, которые за день два-три раза приезжают на свалку и сгружают около 4 тысяч тонн отходов. Могу сказать, что за тонну макулатуры заготовители платят сегодня триста тысяч рублей, пластиковые бутылки принимают по цене 250 долларов за тонну, стекло – 200 тысяч за тонну. Деньги "поднимаются" из мусора, который у нас сейчас просто закапывается.

Но ваш бизнес процветает?

Понятно, что нам тяжело. У нас также есть затраты. За макулатуру иной раз у переработчиков очень трудно получить деньги. Те же бомжи хотят оплату сегодня и сейчас.

Часто можно услышать мнение специалистов, что спасением для города сегодня являются именно люди без определенного места жительства, своего рода они - "городские санитары".

Это верно. Они делают всю заготовку. Например, только в Минске работает около 400 людей без определенного места жительства. И вроде бы и неопрятные люди, но они зарабатывают приличные деньги. Порою суммы выплат им исчисляются миллионами белорусских рублей.

Уж какие-то нереальные цифры вы называете…


Поверьте, собрать тонну пластика человек данной категории может за несколько часов, абсолютно не напрягаясь.

На свалке?

Да, на свалке. Мы платим им за тонну около ста тысяч рублей. То есть деньги не проблема. Проблема в другом – психология у бомжей совершенно другая. Это люди, которые потеряли надежду, у которых были психологические удары или вообще жизнь вся сломана. Но то, что они могут зарабатывать и зарабатывают – это факт. То есть деньги они получают. Вопрос в другом – куда они их тратят?

А почему вы решили заняться бизнесом именно в этой сфере?

Лет пять назад я увидел статью, которая называлась "Налог на жажду". Благодаря этой статье и анализу ситуации о том, что этот рынок только начинает развиваться и потому, что на тот момент была не большая конкуренция, мы начали заниматься этим бизнесом, потратили на это значительное время и создали компанию.

Считаете, что нашли свое место?

Да. Потому что была не слишком большая конкуренция. А сегодня это уже серьезная отрасль в экономике.

Когда набираешь вашу фамилию в интернете чтобы посмотреть ваши интервью другим СМИ, все новости поголовно выдают о том, что ваш годовой доход переваливает за 300 миллионов белорусских рублей…

Да, скажем так – мои доходы переваливают за эту цифру. Мы участвовали в местных выборах и нам пришлось задекларировать наши доходы. Так что это действительно так, не буду скрывать. Но это не значит, что все 300 миллионов у меня на счете. Мы много вкладываем в бизнес.

То есть деньги у вас в обороте?

Да. Мы участвуем во многих социальных проектах. Также надо платить людям зарплаты, финансировать сборы.

А вы один генеральный директор или с партнерами работаете?

Я один. Кстати, у меня еще есть небольшой медийный бизнес. Но основной связан именно с сортировкой бытовых отходов.

Исходя из ваших ответов, я понял, что вы в курсе последних высказываний премьер-министра Беларуси Сергея Сидорского, касательно отходов. Скажите, на ваш взгляд, довести уровень переработки вторсырья за пять лет до 70-80% – реально? С учетом того, что сейчас – 15%. И почему именно 70-80? Откуда эта цифра? Почему не 100, как в Швейцарии?

Для достижения 70-80 % надо напрягаться всем. Но я думаю, что 50-60 % переработки к 2012 году нужно и можно добиться. Но для этого нужно опять же вкладывать. Нужны инвестиции, потому что мы работаем на базе того, что было раньше. Доводим план, собираем по старинке. Например, в Германии совершенно другие контейнеры, применяются совершенно иные технологии при сборе. Соответственно, все это красиво и все это дает некий импульс для развития этого сектора у нас.

Повторюсь, нужно вкладывать. Если мы будем вкладывать какую-то часть доходов, то конечно же, мы сможем поднять эти ресурсы.

Зарубежным инвесторам выгодно приходить в этот бизнес?

Здесь все зависит от цели, бизнесмена и того же инвестора. Если инвестор приходит со стопроцентным иностранным капиталом, то конечно, он хочет навязать свою политику обращения с этими отходами. И он будет ставить задачу вывезти макулатуру или стеклобой и заработать валюту. А наши предприятия останутся без этого сырья. Да, и есть не очень хорошие примеры, когда люди приходили, говорили одно, подписывали с нашими властями какие-то документы, а потом начиналась не очень хорошая ситуация, потому что инвестор повел себя не совсем порядочно - попросту "развел" нашу страну.

Есть примеры, когда инвестор приходит и просто столбит за собой страну, но в то же время ничего не вкладывает. Есть международные корпорации, которые занимаются отходами в разных странах. И, например, они приходят в Беларусь и говорят, что будут инвестировать в эту отрасль. Они сказали "будем", но не сказали – когда. Таким образом, они "забивают" рынок, завязываются с местными компаниями, но когда пойдут инвестиции - не известно.

Есть и другая интересная тема. Белорусы также очень много инвестируют в эту отрасль на уровне правительства. Возможно, премьер-министр забыл об этом, но у нас есть 67 сортировочных станций.

Частных?

Нет. Это государственные станции, но они не работают.

Почему?

Возможно, представители ЖКХ видит эту ситуацию по-другому. Станции стоят и мусор через них не пропускают. Видимо, считают, что проще все вывезти на свалку, чем отсортировать.

Проще или дешевле?

Проще. Потому что это прибыльно. А станции стоят, сданные под ключ. О том, что они есть - отчитались, но они до сих пор не работают. Так что есть и такие примеры. Это наши внутренние инвестиции, которые мы вложили и которые остались невостребованными. С большим сожалением это констатирую.

У нас есть внутренние источники, которые позволят в какой-то степени вывести эту отрасль на те же 60-70 %, но в перспективе для этого нужны очень хорошие управленцы, качественные кадры. На мой взгляд, еще здесь нужен и центр, который позволял бы координировать все эти действия, чтобы система заработала.

Вы хотите сказать, что сегодня не хватает координации?

Не хватает. Например, Министерство торговли больше отвечает за макулатуру и стекло. Министерство природы отвечает за отходы из полимера и пластика. Но нет авторитетной структуры, которая на очень серьезном уровне позволила бы все это координировать.

Скажите, государственная программа сбора и переработки вторичного сырья на 2009-2015 годы вам помогает, как бизнесмену?


У нас есть частный и государственный бизнес, тот же "Белкопсоюз".

Вы хотите сказать, что программа больше нужна государственным структурам?

Им доводят эту программу, доводят планы по сборам. В какой-то степени они обращаются к нам, чтобы помочь собрать ту же макулатуру. Но одним административным ресурсам сложно все это делать. Здесь должен быть рыночный механизм. Но если мы наметим те направления, в которые надо вкладывать по этой программе, то это даст толчок для дальнейшей работы.

В работе с государственными структурами вам как работается?

И просто, и тяжело. Взять к примеру Министерство торговли… Было предложено собирать макулатуру по 100 тысяч за тонну. И если мы предложим предприятиям сдавать макулатуру по 110 тысяч за тонну, то нам позвонят из Мингорисполкома и настоятельно так поинтересуются, почему мы закупаем по 110 тысяч. Понятно, что если мы даем 110 тысяч за тонну, то естественно, все потоки макулатуры пойдут к нам. И в этом, конечно, есть неприятный момент.

И как вы реагируете на такие звонки?

Безусловно, мы должны были прислушаться, но реально мы, конечно, не слушаем.

Эти звонки, видимо, отзвук еще советских времен…

Наверное. У нас все как-то по плану. Например, ЖКХ доводит до нас, что мы должны собрать 400-450 тонн макулатуры. Как так? Видимо, у ЖКХ какой-то план, который надо выполнить. Или нас просят сдать 100 тонн макулатуры для какой-то организации. Хорошо, но у них получается не 100, а 200 или 300 тонн этой самой макулатуры. Естественно, что мы показываем, что по документам они сдают нам 100 тонн, а на самом деле заготовители закупают больше. И если бы не было этого плана, а была рыночная система, то возможно мы добрались бы до этих заветных 70 % переработки гораздо раньше намеченных сроков.

Исходя из высказываний премьера, я так понимаю, что вопрос ценообразования на вторресурсы тоже пока еще не решен?


Здесь сказался кризис. Рынок рухнул и сейчас в некоторой степени он начинает восстанавливаться. Все привыкли сдавать макулатуру по определенной цене. Цена была уже сформирована и рынок работал. Когда начался кризис, то все перестали платить и, соответственно, пошло понижение закупочной цены - отрасль находилась в очень тяжелом положении. Комбинаты не платили вовремя – у них там постоянно были какие-то проблемы. Но сейчас ситуация стабилизировалась и цены стали вполне сопоставимыми с докризисными. Так что, все потихоньку налаживается.

Скажите, а белорусское законодательство вашему бизнесу помогает?

Наш бизнес очень связан с законодательством, почему мы и ведем такую активную деятельность, которая позволяет нам как-то отстаивать свои интересы. Вообще, конечно, по одному постановлению, по одному закону можно либо войти в бизнес, либо выйти и все рухнет.

А боитесь, как бизнесмен, что все может рухнуть?


Не боюсь по одной простой причине, что имею Шенгенскую визу и могу начать бизнес в любой другой стране и таких предложений очень много. У меня есть партнеры в Литве…

То есть у вас уже есть та степень свободы, которая позволяет не бояться неудач?

Да. И если мы не выдержим здешней конкуренции, то имея свободу, мы можем эмигрировать, уехать. Хотя я уезжать не хочу.

Дополню по законодательству. Оно работает. В какой-то степени оно идет даже впереди бизнеса. И то, что делает Министерство природы, на самом деле способствует дальнейшему развитию отрасли. Там есть профессионалы, которые уже не первый год работают с отходами, понимают, знают и во многом разбираются.

Работой европейских коллег интересуетесь?

Мы довольно часто бываем в Литве, в командировке, и партнеры оттуда приезжают к нам. Благодаря инвестициям из Европы там, например, появились немецкие мусоровозы. И каждый раз, приезжая, мы видим, какая это хорошая и востребованная техника. Ну, а принцип работы один и тот же. Единственное, что процессы более автоматизированы и в отрасли работают всего несколько компаний, которые и конкурируют между собой. Так практически в каждой европейской стране.

Например, в Германии есть крупные фирмы, но там все на более технологичном, более современном уровне – другая техника, другие мусоровозы, совершенно другие контейнеры. У нас загрузка осталась еще с советских времен, старые маленькие мусоровозы... Сейчас, кстати, наша фирма купила новый мусоровоз, но до сих пор мы не можем его растаможить – купили за 10 тысяч евро, а растаможка стоит 180 миллионов. Так он и стоит на таможне.

А идеи из Европы можно привезти?

Да. По идеям они опережают нас на год-два. И то, что у них есть сегодня, к нам еще придет. Если посмотреть на ту же Латвию, как там работает система по переработке бытовой техники, то мы уже будем примерно знать, что нас ожидает.

Что касается их законодательства, касающегося отрасли, то наши законы такие же, так как наше Министерство природы постоянно изучает и в курсе всех европейских законов и их опыта.

Оттуда надо брать технологии и некую эстетику, если хотите. Я думаю, что скоро у нас появятся красивые оцинкованные контейнеры, в которые населению будет приятно выбрасывать отходы.

Вы предугадали мой вопрос, Дмитрий. Какая же мотивация должна быть у населения, чтобы разделять мусор? Возможна ли экономическая мотивация? Или это будет только мотивация сознательности?

Что касается пластиковых бутылок и упаковок тетрапак, то здесь никакой экономической мотивации не будет. Только желание населения. Но его надо привить. Надо сделать так, чтобы населению самому хотелось выбрасывать бутылки в одно место, а бумагу в другое.

Мы стараемся делать все для этого, но здесь нужны условия. Скажем, для организации мест, где будут находиться контейнеры для мусора, нужны инвестиции. Нужно, чтобы контейнеры были красивыми, не ржавыми. Тогда это будет служить для людей дополнительной мотивацией.

То есть эстетическая составляющая здесь также важна?

Да. Также это и различные информационные составляющие, социальные ролики, реклама. Это и проекты с общественными организациями, которые постоянно будут объяснять населению, для чего это нужно и как этим пользоваться. Тогда это будет работать по раздельным сборам. Можно, конечно, поставить те же автоматы для пластиковых бутылок, металлических банок, которые стоят и в Москве. Но они не дадут какой-либо экономической выгоды…

Я видел в Москве такие. При этом часть из них не работает, а часть – с выжженными кнопками…

Возможно, мотивацией может быть какая-то программа по стеклу, когда можно сдать стеклотару и получить деньги. Но такую схему, чтобы платить каждому человеку за весь заранее отсортированный и сданный им мусор разработать будет очень сложно.

Очень многие эксперты, с которыми мы общались по данной теме, говорят, что достичь за пять лет переработки 80% отходов возможно, но очень сложно. В Европе или Америке к таким цифрам шли десятилетиями.

Я полностью с этим согласен. Но у нас уже есть успехи. Начнем с того, что когда-то у нас не было даже специальных контейнеров. И я думаю, что в ближайшее время развитие отрасли продолжится. Будет развитие - пойдут и инвестиции, а за ними придет и результат.

Нужно вкладывать в эту отрасль, и тогда будет отдача. Но, конечно, это делается не сиюминутно, и не за 5-10 лет.

Кстати, а вы сами мусор выбрасываете в раздельные контейнеры?

Стараюсь. Сейчас жара, постоянно пью воду, в связи с чем постепенно образуется скопище пластиковых бутылок. Иной раз в багажнике машины у меня может лежать до 15 бутылок, которые я вожу с собой, пока, безусловно, не выброшу в специальный контейнер.

Скажите, а чего вам, как директору предприятия, сегодня не хватает?

Хотелось бы больше контейнеров и больше техники, которые позволили бы соответственно больше заработать. Естественно, мы сейчас много вкладываем, а также прорабатываем новые варианты сотрудничества с предприятиями, которые позволят нам повысить материальную составляющую. В итоге мы будем больше собирать и больше зарабатывать.

Сколько людей находится у вас в подчинении?

Мы стараемся работать с умом, и штат никогда не раздуваем. Фирма наша небольшая, управленческий состав – пять человек. Остальные же люди либо помогают, либо на каких-то договорных условиях.

Даже если объемы сортировки увеличатся?

Да. И даже если фирма будет очень быстро развиваться, то все равно мы придерживаемся того, что пять человек вполне достаточно для того, чтобы обеспечить качественную работу компании в масштабах Беларуси. Наверное, проще платить людям серьезные деньги по европейским стандартам, чем брать еще два или три человека, которые будут делать ту же работу. Поэтому мы стараемся очень серьезно подходить к кадрам и выбирать очень точечно. Люди, которые к нам приходят, остаются надолго.

А вы хороший руководитель?

Это надо спрашивать у моих подчиненных.

Мне кажется, что вы мягкий человек…

Нет.

Значит, это видимость?

Это имидж. Я бываю совершенно другим. Жестким. Повторюсь, в моей работе приходится иметь дело с бомжами, так как они основные сортировщики на свалках. Представьте, чего стоит заставить сделать бомжа что-то на полигоне. В каком состоянии они приходят. Иногда приходится даже нецензурно выражаться.

А грязной работы не боитесь?

Нет. Один раз, для того, чтобы простимулировать наших "санитаров города" мы поспорили с ними на то, кто больше соберет бутылок за определенное время. И пришлось принимать в этом участие. Это своеобразные управленческие тонкости, которые позволяют держать людей в тонусе.

Дмитрий, вам никогда не говорили, что "магазинчик – понимаю: чистенько, аккуратненько. А вот мусором заниматься…"?

Иногда меня называют мусорщиком.

Вас это не обижает?

Нет.

А называют так, потому что хотят обидеть?


Нет, просто называют и все. Потому что работа такая. Но есть другая составляющая этой работы – серьезные доходы. Я осознаю, что деньги не пахнут, а эта работа дает возможность нормально жить.

Скажите, а почему вы решили выставить свою кандидатуру на выборах в местные советы депутатов?

У меня есть два интереса и когда-то мне придется выбирать между бизнесом и политикой.

Вы еще не успокоились?

Нет, я еще не успокоился. Я еще не определился с тем, каким и кем я хочу быть.

Сколько вам лет?

36

В 36 лет и не определились еще?

Нет. У меня есть интересы и в бизнесе, и в политике. Бизнес – это доходы, расходы, а политика… Это не то, чтобы хобби, я занимаюсь ею и занимаюсь достаточно серьезно. Недавно мы выдвинули от партии зеленых кандидата в президенты и я руковожу штабом. А что касается того, почему я пошел на выборы… В первый раз мне было интересно попробовать, как это работает. Но не получилось. Место депутата я всегда рассматривал как возможность что-то изменить, потому что у нас каждый бизнесмен говорит о том, что у нас, например, плохое законодательство. А что вы сделали, чтобы законодательство было иным? Нужно было идти в горисполком, отстаивать интересы.

А вы ходили? Отстаивали?

Приходится ходить и отстаивать. Когда человек становится депутатом, у него появляется больше рычагов. И для того, чтобы что-то поменять, нужно что-то делать. А для того, чтобы иметь возможность что-то делать серьезно, влиять на процессы, участвовать в них, естественно, надо идти в политику.Возможности…

Но политика хуже мусора…

Я этого не боюсь. Политиками не рождаются, а становятся. Невозможно стать хорошим политиком, только выступая на выборах. Надо потратить 10-15 лет, чтобы хотя бы научиться понимать, разбираться. И это надо делать каждый день, потому что ситуация меняется. Тяжело даже быть кандидатом в депутаты, ответственность, которой я не боюсь. Нужно разбираться в вопросах, которые тебе задают, уметь ответить, быть в курсе ситуации в стране и мире. А это не приходит просто так, за год или два.

Слушая вас, у меня создается впечатление, что вы не живете, а играете… Как в игрушки. Стратегия. Сегодня – бизнес, завтра – политика…

Об этом говорят многие. Я не играю, но со стороны кажется, что все так легко и просто. На самом деле за всем этим стоит огромный труд.

Переживаете по поводу бизнеса?

Очень. Я не был в отпуске уже пять или семь лет, так как не могу оставить дело. И где-то завидую бомжам - они свободные люди.

???


Я имею ввиду, что у них мировоззрение такое. Когда накапливается усталость, кажется, что проще превратиться в того же бомжа, пойти на эту свалку, где нет никаких проблем.

В момент усталости вы им завидуете?

Да. В ощущении этой свободы. У них это есть. И они уже не поменяются, не пойдут работать на заводы.

Положение бомжа им нравится больше?

У них есть возможность уйти из этого, но они не уходят.

Почему?

Слабохарактерные люди.

А вы сильный человек?

Считаю, что да.

В чем ваша сила?

В правде… А вообще, работая в бизнесе, человек просто не может быть слабым. Иногда приходиться идти чуть ли не по головам для достижения цели.

И вы ходили?

Нуу…

И какие ощущения внутри?

Внутри – серьезные переживания.

И все равно пойдете по головам во второй раз?

Да. Потому что надо добиваться цели.

А уважение себя?

Как было сказано, политика – дело грязное.

То есть идешь на это сознательно, отдаешь себе отчет в том, что это грязь...

Да.

А как с этим жить?

Так и живем.

А умиротворение где?

Пока еще не знаю.

А гармония? Я к чему все это спрашиваю? Просто все факторы, о которых вы говорите, этому не способствуют.

Абсолютно не способствуют.

А для чего тогда жить? У вас получается постоянная борьба.

Да, постоянная борьба.

Получается, что смысл жизни для вас – в борьбе?

Наверное, да…

Алексей Вайткун

Источник:  TUT.BY




Вернуться в рубрику "Новости" |   Версия для печати
Вход для клиентов
Приложение для Android
Навигация
Архив новостей
2016
December
ПонВтСрЧетПятСубВоск
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 
Реклама
www.viator.sk    

Каталоги предприятий
Внимание! Сайт www.b-info.by не является торговой интернет-площадкой и не оказывает услуги по размещению информации субъектам торговли.
Продажа товаров и услуг производится ТОЛЬКО В ОПТОВО-РОЗНИЧНОЙ СЕТИ ПРЕДПРИЯТИЙ.
Все права защищены © 2016 ОДО «Бизнес-информ»
правовая информация

Декоративная венецианская штукатурка Инфо-Портал: статьи о товарах и услугах, рекомендации профессионалов, отзывы покупателей, информацию о производителях, видеоролики. Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Деловой портал СНГ - Бизнес в России, СНГ и за рубежом